Итальянская мебель: история и современность

В современных магазинах Екатеринбурга, Челябинска, Перми мебель зачастую итальянского производства. Италия производит столько мебели, что ее можно купить практически во всех странах мира. Можно даже сказать, что итальянское мебельное производство — модель мировой мебельной промышленности: мебель авторского дизайна, эксклюзив и серийная, мебель всех стилей. Итальянский дизайн известен всему миру, а организация производства на итальянских фабриках, сделавшая возможным изготовление распространение продукции, известна не так хорошо. Между тем, именно у Италии сегодня самый высокий показатель по объёму экспорта (более 50 %).

Мебельное дело в Италии прошло путь от мастеров-одиночек прошлого, от кустарных мастерских 30—40-х годов нашего века до мебельных концернов. Но, несмотря на это, Италия остается страной мелких и средних предприятий: «фамильные» мебельные фабрики определяют лицо итальянской мебельной промышленности, что не мешает Италии быть признанным лидером в этой отрасли. Интересен тот факт, что основным покупателем итальянской мебели является Германия — высокоразвитая страна, с развитой мебельной промышленностью. Итальянская мебель продаётся также во Франции, США, Великобритании, Швейцарии, России (5 % от объёма экспорта). На экспорт идет главным образом корпусная мебель для дома, мягкая мебель, осветительное оборудование, стулья, кухонная мебель, матрасы. К концу второй мировой войны обозначился переход ремесленничества на уровень серьезного производства, В то же время известные дизайнеры (например, Джио Понти), занимавшиеся мелкими заказами, стали передавать свои модели в серийное производство: мебель стала предметом широкого потребления.

Несомненное влияние на итальянских дизайнеров оказали прогрессивные идеи Брейера, Корбюзье, «Баухауза». Но итальянцы интерпретировали эти темы, и параллельно развивали эклектичные тенденции, что и стало основой итальянской школы дизайна, отдельные формы которого уже проявлялись в 30-е годы. Понятие «гуд дизайн» (товарный дизайн) означало свойство вещи легко воспроизводиться, а значит, эту вещь можно запускать в серийное производство. Взросление «гуд дизайна» — это поиск новых материалов: пластичных, недорогих, прочных, долговечных, Конец 60-х — начало 70-х годов обозначил кризис «гуд дизайна», который всем наскучил и стал постепенно перерождаться в «радикальный дизайн», причем в противовес функциональному дизайну (только полезная вещь уже не интересна, хотелось большего). Радикализация жизни 70-х годов (антивоенные выступления, движение хиппи как протест сложившимся жизненным ценностям и представлениям о правильной жизни) подталкивает дизайнеров к поиску новых форм, стремлению удивить, разрушив привычные представления. Кресло Зассо — мешок, наполненный полистиролом. «И мешок может быть мебелью» — бросает вызов дизайнер.
Продукты «радикального дизайна» выполнены самым неожиданным образом: это надувные и пластмассовые вещи. Немного позднее, в начале 80-х обозначилось сразу несколько тенденций, которые и определяют сегодняшнее лицо итальянского предметного дизайна: авангардный дизайн, трансформный, интерактивный, «гаджет» (трюк, «примочка»), нео-хайтек, минимализм. Все эти направления мирно уживаются в итальянском мебельном производстве с классическими образцами, римейками (точное воспроизведение отдельных предметов мебели с многочисленными вариациями на эти темы), с мебелью в стиле кантри, а также в стиле контемпорари, то есть в современном стиле (это то, что итальянцы называют «модерн»). Помните в рекламных проспектах: от «классики до модерна», а нам не хочется путать это со стилем модерн — «родственником» арт нуво, поэтому мы называем это контемпорари, или современный. Основной девиз мебели стиля контемпорари — удобство, простота линий, функциональность, доступность. Это относительно недорогая серийная мебель из сосны или березы, ламинированная мебель, а также и довольно дорогая, из древесины ценных пород или отделанная шпоном черешни, ореха, махагони. Эта мебель соответствует современному ритму жизни, сориентирована на небольшие пространства (городские квартиры), доступна большинству и очень разнообразна благодаря отделочным материалам, разнообразию фурнитуры, модульной структуре разных цветов.

В стиле контемпорари очень много абсолютно новых идей от таких известных дизайнеров, как Аалто, Мартикорена, Вальц, Нувель, Гоне, Джемсон, Мур, Каброль, Марискаль, Мург, Мали, Старк.

Утилитарность, некоторая приземленность стиля контемпорари вроде бы настраивает дизайнера-декоратора или архитектора на решение проблемы «как здесь будут жить и что делать конкретные люди», но и здесь свободы для творческой мысли предостаточно: это и определенное цветовое решение, и геометрия форм, а с помощью стильных аксессуаров, света и текстиля создать интересный и неповторимый интерьер даже на базе серийной мебели Среди новых для нас предметов мебели очень интересны трансформеры: от привычных дивана-кровати и стола-раскладушки до вызывающих изумление столов-стеллажей. Идеи изменения формы и цвета и перемещения в пространстве довольно долго «подбирались» к своему скачку в 90-е годы. Трансформеры позволяют экономить полезную площадь и изменять функцию предмета. Но самое главное — это то чудо превращения, частичка волшебства, которого нам так не хватает в нашей чересчур серьезной жизни, полной тревог и забот. И не случайно, что именно в наше сложное время конца второго тысячелетия возникают такие явления, как интерактивный дизайн и «поэтический» дизайн; вещи, придуманные дизайнером, обладают фантастическими свойствами и даже «оживают»: сверхлегкие стулья от Старка из углеводородной фибры (вес 100 г) летают от воздушной струи вентилятора, а неживые цветы в вазе, стоящей на «волшебном» столе (стиль «гаджет») вдруг начинают трепетать от перемещения потоков воздуха, как живые.

Интерьерные дизайнеры используют новые материалы, полученные в результате применения высоких технологий. Новый стул из стеклопластика Моллино не только прозрачен, как стекло, и гибок, как пластик, но и обладает новым качеством — он пропускает воздух, а это значит, что на нем приятно сидеть даже в жару. А это уже не только технологически продвинутая конструкция, но и стандарт комфорта. В случае «поэтического дизайна» предмет нагружается эстетикой (функция плюс развлекательный элемент), в одном флаконе — физическое и нематериальное. Поющие коврики, вешалка-кактус, где в подставке — отверстие с щетиной для чистки обуви. Это забавно, но и функционально: достаточно несколько раз погрузить ногу в ботинке в такое отверстие — и ботинок заблестит.

Дизайн мебели сегодня определяется не только стремлением художника самовыражаться и экспериментировать. В последнее время все большее значение начинают приобретать неценовые качества товара: его уникальность, именной дизайн, малосерийность, Скорее всего это связано не столько с возросшей покупательной способностью в целом, сколько с определенной социальной тенденцией: частная жизнь приобретает все большее значение. Люди все чаще обращают внимание на торговую марку, будь то одежда, автомобиль или дом. Постепенно становится все привычнее и для нас качественная мебель и другие предметы обустройства дома.

Многие из нас (хотелось бы больше) уже не просто рассматривают интерьер с точки зрения его удобства, функциональности или как демонстрацию своего материального благополучия, но и стремятся через него к самовыражению своей индивидуальности, своих вкусов и пристрастий. Во всем мире отмечается рост «доли дизайна» в стоимостной структуре товара. Идеи и технологии стоят дорого: на разработку новых изделий известные мебельные фирмы сознательно закладывают в цену уже существующей мебели солидный процент. Вот почему подлинно авангардные дизайнерские произведения являются, в основном, примерами для подражания и внедрения затем в массовое производство. Поэтому и возникает иногда такая ситуация: два дивана, очень похожие по дизайну, могут иметь цену с разницей в несколько раз. Объясняется все очень просто, первый диван — дорогой — из новой коллекции известной фирмы, а другой — продукт серийного производства. У них разное происхождение, а если присмотреться, то и разное качество, да и линии не всегда совпадают, а «начинка» совсем разная (она часто определяет цену мягкой мебели). Специалист найдет еще больше нюансов, которые еще раз подтвердят эту разницу, подобно тому, как пиджаки от Армани отличаются от своих собратьев турецкого, например, производства.

Сегодня уже не подлежит сомнению тот факт, что итальянская мебель пользуется большим спросом во всем мире. Неслучайно самая крупная ежегодная мебельная выставка проходит в Милане — центре итальянской мебельной промышленной зоны. Именно Италия вышла на первое место среди поставщиков мебели для России, опередив другого крупного экспортера — Германию. Тенденции рынка указывают, что спрос на итальянскую мебель будет расти, и на «классику», и на современную — и прежде всего из-за оптимального соотношения цена/качество. Даже в условиях кризиса Россия (в особенности — Москва и Петербург) является ведущим партнером итальянских мебельных фабрик.

Давно окончилось время постдефицитной «всеядности», хаоса цен. Уральские потребители стали более разборчивы, а дизайнеры интерьера и архитекторы научились разбираться в современной мебели: стилях, материалах, классах мебели; знают известных производителей и их ассортимент, узнают о новых коллекциях, а то и... едут в Милан, на Мебельный Салон, чтобы первыми увидеть новинки и живых «классиков»: Вико Маджистре — и, Петера Мали, Фили! — ла Старка...